No Image

Где на трассе м10 стоят девочки

31 просмотров
21 января 2020

Далее вас ждет рассказ о жизни и работе дорожных проституток, работающих на трассе М1. Одна из жриц любви рассказала о всех тонкостях своей профессии, о том, что ее заставило заняться этим, и, конечно же, о своем заработке.

В один из «длинных» майских выходных придорожные девочки облюбовали трассу М1, в народе именуемую «олимпийкой». Эта транзитная магистраль — часть европейского маршрута Е30, проходит через Беларусь от Польши до России. Помимо белорусских, ездят здесь иностранцы: дальнобойщики, деловые люди, туристы. И в какую сторону из столицы по М1 ни поедешь — возле автозаправок и кафе стоят женщины.

Километрах в 40 от столицы по обеим сторонам от дороги у двух придорожных кафе с большими стоянками «отстаиваются» дальнобойщики. Мы были готовы ждать вечера, предположив, что интимные утехи девочки предлагают клиентам под прикрытием темноты, но…

— Что вы, они же здесь с утра работают, без выходных-проходных! — рассмеялся российский водитель большегруза, с которым удалось разговориться. — Да вон смотрите, на той стороне дороги девчонка стоит.

Женщины, стоящие на обочине в ожидании клиентов, откровенно скучают, поэтому соглашаются рассказать о себе — только чтобы не показывали их лица, «чтобы дети и знакомые не узнали, чем мы занимаемся».

— Я пьяница, вот и стою здесь, — хрустя чипсами, заявляет подвыпившая блондинка Надя. С этими словами женщина махнула рукой, развернулась и пошла в сторону стоянки. От ее подруги узнаем, что Надя не только любит выпить, но еще и наркотиками балуется, «и денег должна всем на свете», поэтому соглашается на все, что ей предлагает клиент.

— А что еще остается? Я из маленького городка, работы нет, а если и есть, то зарплата маленькая, а содержать себя и детей надо. Их у меня двое — 14 и 17 лет. Алименты на двоих от бывшего — полтора миллиона. Да еще съемную квартиру надо оплачивать, — откровенничает женщина, назвавшая себя Майей. — Мне 39 лет, высшее образование, много лет занимала должности, а пришлось выйти сюда. Если бы мне раньше сказали, что я буду заниматься проституцией… Ай.

По признанию Майи, первый раз выходить на трассу ей было страшно. Но, говорит, ей повезло: первые двое клиентов были адекватными мужчинами, которые за час работы заплатили 700 тысяч рублей, потом работа заладилась.

— Сейчас я выхожу, когда у меня есть необходимость. Делаю перерыв на отдых, когда мне захочется. Иногда отпуск себе устраиваю. В заморские края отдыхать не езжу, предпочитаю Одессу.

Для дорожной проститутки Майя выглядит неплохо: с маникюром и педикюром, аккуратная стрижка, на шее и руках — серебряные украшения. Лишь одежда намекает на профессию: майка с глубоким декольте, короткие шорты и туфли с кокетливым бантиком, на высоком каблуке.

— Кто-то выглядит хуже, кто-то лучше. Все зависит от женщины. Кто работает давно, тот меньше за собой следит. Я же и за собой слежу, и за диетой, питанием, потому что у меня есть стимул и желание работать. Мои клиенты — довольно обеспеченные люди, поэтому и вид у меня должен быть соответствующий. Кто-то хочет, привозит с собой одежду запасную и несколько пар обуви — часто ноги устают, можно переобуться, пониже каблучок чтобы был.

Майя говорит, что среди клиентов больше всего «дальнобоев»: белорусы, поляки, русские, литовцы, попадаются и на легковушках. И машины у клиентов разные — от древних Volkswagen Passat до новых полированных BMW.

— Обслуживание — в кабине или салоне машины. С дальнобойщиком — на стоянке, на легковушке отъезжаем в лес. Если машина «богатая», это не значит, что с клиента больше денег снимешь — даже наоборот, они зажимают, требуют скидку. Очень жадные россияне и поляки, кто-то даже сдачу просит. А как-то отъехала с одним в лес, у него все быстро завершилось, так он мне заявляет: «Ну ничего себе ты зарабатываешь — всего за 2 минуты полторы тысячи [российских] рублей!».

От того, что на майские праздники в страну приезжали гости из России, девочкам, говорят, ни горячо ни холодно: прибыли никакой.

Читайте также:  Циклон пдг 200 1 уз 220в схема

— Что с них толку — вон, несутся мимо, — махнула вслед машинам с российскими номерами Майя. — Вот дальнобойщики неплохие есть, но сейчас им трудно стало работать — строго за каждый евро надо отчитываться по документам. Знаю, потому что многие водители нам душу свою изливают, особенно люди постарше. Жалуются, что тяжело им работать, весь свой негатив выливают на нас. Приходиться выслушивать.

Однако, несмотря на финансовые трудности клиентов, женщина убеждена, что проституция будет существовать всегда: «Пока будут мужчины — эта работа будет».

— Знаешь, деньги эти очень легкие, — быстро перешла на «ты» Майя. — Ну морально разве что немного тяжело, но потом привыкаешь. Отсюда потом вырваться очень тяжело. Во-первых, вырабатывается клиентура. Если хорошо обслужила — просят номер телефона, а потом звонят, приезжают, платят хорошие деньги. Привыкаешь к большим деньгам. Но как они приходят — так быстро и уходят.

Выделить какой-то один типаж или возрастную категорию мужчин, которые пользуются услугами девочек, Майя не берется.

— Мужики бывают разные, от 20 до 50 лет. Конечно, есть и постарше, но это редко. Бывают клиенты с отклонениями интересными или желаниями особенными. Вообще, можно много заработать, если действительно работать сутками. Я тебе скажу, что обычно у меня получается миллионов 20 в месяц. Платят и в российских рублях, и в долларах, и в евро, вот только в гривнах не надо, — смеется женщина. — Сейчас заработка хватает, а если бы я работала на заводе, то было бы денег — только снимать квартиру и заплатить коммунальные, на все остальное осталось бы миллиона полтора. Жить за такие деньги невозможно. Но я никого на трассу не зову: работа такая — от безысходности.

Стоимость услуг всех дорожных проституток примерно одинакова: за оральный секс — от 15 до 20 долларов, традиционный — от 25 до 50 долларов.

— Конечно, расценки очень гибкие, можем и скидку сделать. Например, если клиент сразу комплекс захочет. Кто-то предпочитает анальный секс — примерно та же стоимость, что и за обычный, хотя, глядя на конкретного человека, могу накинуть немного.

Пока мы разговариваем, рядом периодически притормаживают легковые машины — водители интересуются стоимостью услуг. Майя наклоняется так, чтобы мужчина мог заглянуть в глубокое декольте, и озвучивает расценки: «350 тысяч — орал, 500 — секс».

— Почему так дорого? Давай 200! — торгуется водитель. Майя не соглашается и машина уезжает.

— Я не буду работать за 200 тысяч. Может быть, когда не будет денег, и соглашусь, но сейчас я не на мели.

Майя заверяет, что во время секса, даже орального, всегда использует презерватив.

— Вот, с собой ношу презерватив, смазку для анального секса, — демонстрирует содержание маленькой сумочки женщина. — Есть клиенты, которые не хотят презерватива, но я с такими не связываюсь. Еще стараюсь не садиться в машину, если там больше двух человек, мало ли что.

Со стороны стоянки к женщине направляется клиент-дальнобойщик. Минуты две переговоров — и Майя на час исчезает в кабине тягача с российскими номерами. Его коллега, выдворенный на время из машины, топчется возле грузовика.

— Не меня не смотрите, я услугами не пользуюсь, — смутился мужчина. — А что коллеги девочек снимают — я не осуждаю. У мужчины склад такой — природа требует своего. А женщинам деньги зарабатывать надо. Девчонки работают везде — и в России, и в Европе. И хоть из разных стран они, по внешнему виду друг от друга не отличаются, даже наше бывают симпатичнее и культурнее где-то.

В это время на обочине появились новые девочки. Одна выглядит ярко: длинные волосы с красноватым оттенком, черное декольтированное платье и туфельки-балетки.

— В такой обуви стоять легче, чем на каблуках. Ноги устают. Я здесь давно, первый раз вышла на трассу, когда мне 22 года было. А сейчас — 36, но выгляжу моложе, — улыбается темными испорченными зубами женщина. — С мужем я в разводе, мать-героиня — шестеро детей. Старшему — 14 лет, младшему будет три. На малого пособие получаю 2 400 000. Это деньги? В день мне минимум 400 тысяч надо. Вообще у меня дом свой есть, дали как многодетной. Ремонт делала, тоже деньги нужны были очень. Родных у меня нет, мама была лишена родительских прав, а потом она умерла.

Читайте также:  Отложено по инициативе гибдд что значит

Женщина говорит, работать на дороге трудно: «Милиция постоянно устраивает облавы на дорогах, даже в лесу из машин вытаскивают».

Водители активно реагируют на яркую внешность проститутки, поэтому минут через десять она уезжает с очередным клиентом.

— Я уже домой поеду, отработала, такси уже вызвала, — говорит ее подруга. — Ну да, мы все время на такси на трассу и обратно ездим. В одну сторону тысяч 160 таксисты берут. Вообще, я здесь уже давно работаю. Здесь многие по несколько лет стоят. Ведь у некоторых кредиты, дети. Что нам, подоконники грызть? А чего мужики к нам едут, известно: жены ленятся, голова болит. Один мой клиент как-то сказал: «Моей жене за месяц только брови не болели».

Через некоторое время на дороге появляется Майя с размазанной по лицу помадой.

— Все, отработала, — говорит женщина, жуя жвачку и одновременно ковыряя в зубах зубочисткой. — Нелегкий труд, порой неблагодарный. Иногда за день так наработаешься… Какой бы ни был хороший презерватив, все равно есть трение. Поработаешь с несколькими клиентами — все болит.

Некоторые проезжающие мимо нас автомобилисты сигналили и махали руками. Майя в ответ улыбается и посылает воздушные поцелуи.

— Когда в машине женщин нет, мужики нас приветствуют. А женщины если едут, то они из машин головы готовы свернуть, нас разглядывая — как будто мы какие-то особенные. А ты смотри (это уже нам) — если появится Volkswagen Touareg, будем вместе с тобой удирать. «Полиция нравов» на ней ездит. А ты со мной стоишь, так что тебя тоже заметут. Хотя на проститутку ты не похожа и настроение у тебя не такое — люди издалека чувствуют, видишь: сколько стоим — никто не останавливается. Не сможешь ты работать с таким подходом.

Уже вечер. Майя достает из маленькой сумочки длинный фликер на липучке и цепляет на эту самую сумочку.

— Слышала шутку, что белорусских проституток от других можно отличить по обязательному фликеру? Во, не шутка. А то стемнеет сейчас, и меня видно не будет, да и ГАИ оштрафовать может. Сейчас отработаю и домой поеду, останется здесь одна Надя пьяная, ее и будут брать…

Еду я сегодня по Севастопольскому почти у Островитянова и вижу девушка голосует…Ну такая-никая…толстенькая блондинка в пуховике…А рядом Волга стоит…думаю странно, что она на ней не уехала…явный бомбила в Волге…ну подъезжаю к ней, думаю подвезти бесплатно, если по пути, почему нет…
А далее происходит следующий разговор:

Я: Вам куда, девушка?
Она: До Коньково

Я про себя думаю, ну мне по пути, поехали…и далее

Она: А вообще за 500 …

Я не сразу понял что, так как вокруг несуться машины, переспросил пару раз и наконец услышал

Она: За 500 миньет

Я ее послал с ее … и уехал. А она села в эту Волгу с мужиком и поехали они в сторону ул. Айвазовского искать других клиентов…

Мне до сих пор тошно от ее б… внешности и от ее предложения за 500…

Мы не коснулись в этом обзоре вокзальных проституток (они дешевле всех, правда, поголовно отягощены нехорошими болезнями), а также путан, работающих на окраине Петербурга и в пригородах. Для любителей экзотики – девочки Ломоносова и Большой Ижоры, которые бойко реализуются за банку пива или вовсе бесплатно (в силу сильного утомления от деревенской тоски).

1. Старо-Невский проспект – девочки на любой вкус, цвет (встречаются негритянки и вьетнамки) и возраст (чем дальше к Лавре, тем старше девочки). Ближе к полуночи встретить путану на Старо-Невском проще, чем порядочную особу, ожидающую, скажем, последнего троллейбуса. Ночные феи толпятся на остановках, шеренгами выстраиваются вдоль проезжей части и требуют по полной программе – 300 – 500 рублей за секс в машине и примерно на сотню-две больше за сеанс на квартире у клиента. Место считается самым престижным в городе, хотя знатоки отмечают, что некоторым из староневских путан давно пора на заслуженный отдых – настолько они потасканы и великовозрастны. Впрочем, процент «пенсионерок» все же невелик, а некоторые молодые настолько очаровательны, что – хоть сейчас на подиум. На соседнем Суворовском проспекте – примерно тот же расклад и те же цены. Клонированный Старо-Невский.

Читайте также:  Грейт вол сафе не включается передний мост

3. Загородный проспект (от Витебского вокзала до ТЮЗа) – еще одно дорогое местечко. Здесь обычно требуют не меньше 250 рублей за сеанс, зато девочки все – как на подбор. Среди проституток превалируют молодые, изредка встречаются совсем юные – тринадцати-четырнадцатилетние. (Центром малолетней проституции в середине девяностых считалась площадь Восстания, но сейчас тамошние кадры подросли и ушли во взрослые «точки», а новые малолетки облюбовали места на выездах из города и специализируются в основном на дальнобойщиках. Еще одно место работы малолеток – станция метро «Парк Победы». Самые дешевые цены в городе: 30 – 50 рублей за оральный секс. Правда, на что-то большее здесь рассчитывать не нужно – большинство путан, если верить их словам, еще пребывают в состоянии девственности. К тому же стоит помнить, что вступление с малолетними в половую связь карается, и довольно жестоко).

4. Станция метро «Московская» и окрестности (вплоть до площади Победы) – довольно дорогое место, что объясняется близостью к гостинице «Пулковская». Оральный секс – от 75 рублей, девочки очень представительные, без признаков приближающейся пенсии. Цены на нормальный секс сильно разбросаны в диапазоне от 250 до 500 рублей.

5. Станция метро «Чернышевская». Место работы высококлассных минетчиц. Стоимость удовольствия – 50 – 80 рублей.

6. Проспект Просвещения (от станции метро «Проспект Просвещения до станции метро «Гражданский проспект») – относительно дешевое место. Минет – полтинник, полноценный секс – 80 – 120 рублей (в зависимости от класса девочки и извращенности заказа). Ночь на квартире стоит всего 250 рублей. Ни то, ни сё. Обычные девочки, обычные цены.

7. Каменностровский проспект (дворец Эмира Бухарского): минет – 60 рублей, секс во дворе – сотня, в машине – до 150, на квартире – 250 – 300. Квартира, на которую девочки везут клиента, постоянно меняется, в момент нашего соцопроса она располагалась на Левашовском проспекте. Проблемное место. Одно из немногих, где проститутки крышуются бандитами. Криминал из этого бизнеса давно уже ушел, сочтя его недостаточно рентабельным. А менты крышуют проституток лишь на Старо-Невском, да и то – по слухам.

8. Станция метро «Елизаровская». Здесь работает бойкая путанская бригада (человек двадцать), которая несколько лет назад вытеснила всех конкуренток. Цена договорная, если приедете на «джипе», могут запросить и 500, и 800. Знатоки объезжают это неправильное место стороной.

9. Проспект Испытателей (от метро «Пионерская» до Комендантского проспекта) – отличается редкостной уродливостью девочек и единой ценовой политикой: на всем протяжении трассы минет стоит 150 рублей, нормальный секс (независимо от места – в машине, на ближайшем газоне или на квартире) обойдется в 250. Ничем не обоснованная монополия.

Мы не коснулись в этом обзоре вокзальных проституток (они дешевле всех, правда, поголовно отягощены нехорошими болезнями), а также путан, работающих на окраине Петербурга и в пригородах. Кстати, в пригородах проститутки особенно дешевы. На проспекте Ленина в Колпине снять девочку на ночь можно всего за 80 – 100 рублей. Минет же там вообще ничего не стоит – какой-то сороковник.

Для любителей экзотики – девочки Ломоносова и Большой Ижоры, которые бойко реализуются за банку пива или вовсе бесплатно (в силу сильного утомления от деревенской тоски). А поскольку им приходится долго простаивать без работы, их внешний вид обычно далековат от привлекательного.

Рабочий день у уличных проституток начинается обычно в восемь вечера. Отдельные стахановки выходят на службу и раньше, в пять – шесть часов. Девочки на трассах федерального значения и возле гостиниц работают практически круглосуточно.

Комментировать
31 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно
No Image Автомобили
0 комментариев
No Image Автомобили
0 комментариев
No Image Автомобили
0 комментариев
Adblock detector